Лыткарино. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 23 ноября

пасмурно-4 °C

Онлайн трансляция

О страшном военном времени вспоминает Фаина Фоковна Попова

05 мая 2017 г., 15:25

Просмотры: 302


С каждым годом воспоминания о Великой Отечественной войне становятся все ценнее. Потребность свидетелей тех событий рассказать о том, что было пережито в то трагическое время, записать собранные по крупицам отрывочные сведения, оставшиеся в памяти, – это еще и попытка освободиться от гнетущих воспоминаний, которые с годами все сильнее сжимают грудь. И пусть многие видели все происходящее детскими глазами, но тем страшнее кажутся события, о которых нельзя забывать. 
Сегодня мы публикуем воспоминания о том нелегком времени Фаины Фоковны Поповой, которая принесла свои записи в редакцию. В каждой строчке – боль, безысходность и бесконечный ужас, с которым связано ее детство...

Искалеченное детство

«Когда фашисты оккупировали мою Родину – деревню Узнацк Минской области Холопеничского района, я была еще маленькой, но запомнила на всю жизнь все, что происходило тогда в нашей деревне. В наш дом часто приходили фашисты и требовали от мамы еду. Стоя на пороге дома, они кричали: «Матка, яйко, курка, шпик, шнапс на стол!» У мамы, кроме картошки, кур и нас, семерых детей, ничего не было. Мне было тогда 4 года, брату Феде – 2 года, сестре Зине – 6 лет, Ване – 8, Егору – 10, Терентию – 12, Анне – 14 лет.
Помню, однажды днем пришли фашисты и выловили всех кур, а каких не могли выловить днем, пришли и сняли с насеста ночью.
Всю деревенскую молодежь от 12 лет и старше угоняли в Германию, поэтому сестра Анна и братья Егор и Терентий прятались от фашистов. Однажды, когда было очень холодно, мама натопила баню. Ночью тайком пришли в баню сестра Аня и другие девчата помыться и согреться. Разомлевшие и уставшие, они не пошли прятаться снова, а разошлись по домам. На рассвете в наш дом ворвались полицаи и забрали Анну с постели. Всю молодежь под конвоем привели на большак – так называлось место посреди деревни, где была булыжная дорога, ведущая на Минское шоссе. Там стояли виселицы. Вооруженные фашисты грузили в крытые немецкие машины девчат и мальчишек. На большаке стоял страшный вой – кричали от горя матери, у которых отбирали детей. Всех ребят увезли в Германию.
…Помню, что папе на лесоповале деревом размозжило ноги, его положили в Холопеничах в госпиталь, и врачи хотели делать ампутацию. Мама плакала и уговаривала, чтобы мужа не оставили безногим, а потом забрала папу и привезла домой. Каждый день дома она промывала ему раны марганцовкой и накладывала мазь на холстовых тканях. Помогал лечить папу ветеринарный врач, он приносил мази и порошки. Раны начинали заживать, но потом опять открывались. Продолжалось это долго и мучительно, папа ходил на костылях. А потом и мама заболела воспалением легких, ее положили в госпиталь, а когда она вернулась, на нее было больно смотреть – она была без волос и очень худая.
А потом было самое страшное – когда горела соседняя деревня, зарево было такое, будто все небо полыхало огнем, и не было просвета. Фашисты шли поджечь и нашу деревню. Тогда папа и брат Ваня забрали меня, Федю, Зину и увели нас из дома на болото, оставили там под кустом и сказали, чтобы мы никуда не уходили. Папа пошел в деревню за мамой, а вернувшись, не нашел нас. По какой-то причине сестра Зина взяла меня за руку, брата Федю посадила на плечи и ушла по болоту далеко от того места, где нас оставили. Взрослые искали нас очень долго, а когда нашли, то привели в ров, где были мама и тетя. Нас спрятали в этом глубоком рву рядом с большим камнем-валуном. Над нами кружились немецкие самолеты, из пулемета стреляли по кустам, в которых мы сидели. 
…Проснувшись однажды, мы увидели, что взрослых с нами нет. Зина пошла посмотреть, где они. Она вернулась вся в слезах, вытащила меня из ямы, и мы побежали туда, где была битва. Мы увидели, как красноармейцы на конях догнали фашистов-поджигателей и расстреливали их в упор. Все это происходило на наших глазах, а мы бегали, взявшись за руки, плакали от страха и ужаса, а затем побежали назад к оврагу и лежали, дрожа и прижавшись друг к другу, пока нас не нашли…
После этих событий все жители деревни вернулись из болот в свои хаты, мы были спасены красноармейцами от фашистов. Наши солдаты тоже разместились по хатам. 
Недалеко от нашего дома стоял колодец. Как-то мама взяла ведра, и мы с ней пошли к колодцу за водой. Когда с полными ведрами мы проходили мимо красноармейцев, где они в большом котле варили себе еду, один солдат остановил нас, вынул из котла кусок мяса, протянул нам и сказал маме: «Мамаша, покорми девочку». Мама расплакалась, поблагодарила их и сказала: «Сыночки мои, спаси вас бог и помилуй». Этим мясом мама накормила нас – голодных ребятишек, хватило на всех.
…В 1946 году из Германии вернулась сестра Анна. У нее на спине я увидела толстые рубцы в виде звезды, я спросила об их происхождении, и она рассказала, что всемером они хотели сбежать из немецкого лагеря, но их поймали немцы… Прикладами и шомполами с особой жестокостью они били пленников, некоторых забили до смерти. Анне на спине шомполом выбили звезду, но она осталась жива. Анне сейчас 90 лет, но у нее до сих пор видны следы от тех жестоких побоев».

* * *
Фаина Фоковна переехала в Лыткарино после замужества. Работала на ЛЗОСе, «Сатурне», «Союзе». Воспитала двух дочерей, имеет внука и правнука. Со времени описываемых событий прошло более 70 лет, но воспоминания с годами не меркнут, ведь то, что пришлось пережить в те далекие страшные годы, невозможно забыть.