Лыткарино. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 21 октября

ясно+3 °C

Онлайн трансляция

Переводчик, лингвист, коммуникатор Дмитрий Петров – о русском и китайском языках, о Путине и многом другом

23 сент. 2017 г., 10:00

Просмотры: 1314


Слово «полиглот» заимствовано из греческого языка и состоит из двух слов, буквально – «многоязыковой», то есть полиглот – это человек, который знает много языков. В современном мире ярким обладателем уникального дара владения множеством языков является преподаватель Московского государственного лингвистического университета, лауреат Государственной премии Правительства Российской Федерации в области культуры, выдающийся лингвист, синхронный переводчик, автор уникальной психолингвистической методики ускоренного изучения иностранных языков Дмитрий Петров. Он уверен, что иностранный язык может выучить каждый, независимо от способностей. Несмотря на занятость, он нашел время и встретился с нашим корреспондентом в Центральном доме журналиста.

– Дмитрий, вы владеете более чем тридцатью языками. При изучении языков вам все даются одинаково или какой-то – труднее, а  какой-то – легче? Может, у вас существует определенная система к познанию языков и вам все равно, какой язык изучать?
– Система, конечно, существует. Естественно, языки, относящиеся к группам, которыми я занимаюсь достаточно давно, даются в разы быстрее и легче. Допустим, языки, которые относятся к таким группам, как славянская, романская или германская, не требуют особых усилий и продолжительного времени для того, чтобы освоить новый из них. Если речь идет о языках других семей, других групп, в частности, последним из таких был китайский язык, то этот язык, обладающий совершенно другой структурой и логикой, требует, разумеется, больше усилий, времени и внимания, каких-то новых подходов, которых не требовалось при изу-чении более привычных для меня европейских языков. Китайский язык я стал осваивать, чтобы записать очередную программу, которая была показана на телеканале «Культура». Это был восьмой по счету язык в этом формате, и для этого сначала был снят фильм в Пекине под названием «Полиглот в Пекине». 

– Сколько всего языков на планете, и насколько увеличилось число мертвых языков? 
– Согласно среднестатистическим данным, существует около семи тысяч языков. Что касается числа мертвых языков, их количество увеличивается с каждым годом, потому что, к сожалению, все больше языков исчезает. Постоянно приходят новости о том, что последние носители того или иного вымирающего языка скончались, и тем самым язык очень быстро из статуса живого переходит в состояние мертвого. 

 – А в повседневной жизни вам помогает владение таким количеством языков?
– Очень трудно найти общее универсальное определение – что значит знать язык? Поэтому приходится оговориться, что есть ряд языков, которыми я владею достаточно профессионально, то есть могу переводить, могу их преподавать. Есть пять-шесть языков, которыми я пользуюсь практически повседневно и знаю, соответственно, лучше всех. Это основные европейские языки. Есть где-то около двенадцати языков, которыми я владею на разговорном уровне. Есть еще полтора десятка языков, на которых я свободно читаю, понимаю, это же относится и к древним языкам. Есть языки, на которых я свободно читаю, но не очень хорошо говорю, и есть мертвые языки, древние, которые интересны только с научной точки зрения, на которых поговорить  уже не с кем. 

– Дмитрий, а какие у вас предпочтения – может быть, какие-то языки вам нравятся больше и почему?
– Понятия «нравятся больше» и «владею лучше» – совершенно из разных категорий. Есть языки, которые я знаю достаточно неплохо, но с ними связаны менее позитивные эмоции или личный опыт, а есть другие, которые я могу знать хуже, но чувствую себя в той языковой среде более комфортно. Я бы сравнил это с отношением к группе людей, с которыми вы постоянно общаетесь, для меня каждый язык – это личность, обладающая своим темпераментом, характером и связанная со мной какими-то очень индивидуальными отношениями.

– Скажите, как в голове одного человека может поместиться огромное количество слов, правил, фонетических конструкций? Может быть, при определенных обстоятельствах какой-то язык незримо пытается на время вытеснить другой?
– Мозг каждого человека, живущего на нашей планете, используется только в очень незначительной степени. То есть у каждого из нас огромный простор свободного пространства, которое мы можем заполнять информацией, а чтобы она удерживалась, ее требуется структурировать. Для меня язык – это не только огромное количество, море разных слов, это, прежде всего, набор структур, набор алгоритмов, которые позволяют удерживать достаточно долгое время в функциональной памяти базовую матрицу каждого языка, которая при необходимости его задействовать позволяет это сделать.

– Если абстрагироваться от профессии, насколько важно знать иностранные языки, и как они помогают в жизни?
– Общение, естественно, происходит не только в профессиональной сфере. Это и путешествия, и дискуссии на профессиональные и непрофессиональные темы с носителями этих языков. Это доступ к информационным ресурсам, которых сейчас огромное множество, – Интернет, телевидение, фильмы, книги. И это определенное понимание структуры менталитета носителя разных языков, потому что язык и менталитет напрямую связаны и влияют друг на друга. То есть, зная хотя бы основы иностранного языка, можно лучше представлять себе менталитет людей, которые на нем говорят.

– Относительно недавно вы занялись китайским. Чем интересен и сложен именно этот язык?
– На многих языках можно говорить с каким-то акцентом, можно говорить с чудовищным акцентом, но, тем не менее, быть понятым. На китайском языке это абсолютно невозможно: в этом языке фонетика – это все. Потому что, кроме правил произнесения определенных звуков, там существует система тонов, которые определяют значение слова: есть четыре тона – восходящий, понижающийся, ровный, падающий или поднимающийся.

– А эти четыре разных тона определяются на уровне интуиции или как?
– Когда вы изучаете китайские слова, вы изучаете их в пакете с тоном, который требуется для их произнесения. То есть при неправильном произношении полностью меняется значение слова. Я уже не говорю про иероглифы. Если большинство языков с привычной нам графикой латиницей или кириллицей, даже арабская вязь состоит из определенного набора алфавитных знаков, то есть букв, в китайском языке есть огромное количество иероглифов, точное число их не знает никто, но число идет на десятки тысяч. Там нет привычного для нас алфавита. Дети начинают сразу учить иероглифы, и минимальный набор хотя бы для элементарного чтения и письма – это две тысячи, и они все разные. Поэтому китайская нация настолько живучая, сама система школьного образования в Китае включает в себя постепенное, поэтапное освоение иероглифической системы. В течение периода школьного образования, в отличие от нас, которым нужно выучить 33 буквы, или носителям латинского алфавита, у которых 26 или 28 букв, им требуется освоить это минимальное количество – две тысячи иероглифов.

– Оно и есть выражение – китайская грамота. И все-таки поговорим о русском языке – тенденциях развития, его роли в мировом пространстве…
– В 90-е годы прошлого века роль русского языка несколько снижалась после развала Советского Союза. Но, тем не менее, он устоял благодаря тому, что вошел в пятерку, а по некоторым данным, занимает второе место языков Интернета, то есть он сумел приспособиться к новым технологиям и реалиям XXI века. И он сохранил, хотя, может быть, в меньшей степени, чем в советское время, свой статус межнационального языка. То есть, несмотря на определенные гонения в ряде стран, которые раньше входили в социалистическую систему, он остается в мировом пространстве языком достаточно приоритетным для изучения. Он меняется, иногда высказываются опасения, что слишком много засилия иноязычных слов, в частности, английских. Но я не вижу в этом трагедии, ведь для того, чтобы остаться живым, язык должен взаимодействовать с внешним миром и с другими языками. Русский язык в течение своей истории много раз доказывал свою живучесть, потому что постоянно что-то заимствовал, ненужное он выбрасывал, а то, что ему надо, переваривал и включал в свой запас. Русский язык входит в десятку не только самых распространенных, но и информационно богатых языков в мире. А то, что он меняется, – это нормально, он живой организм. Разумеется, позволяя ему меняться, очень важно придерживаться норм, которые сохраняют язык как культурный ориентир.

– То есть у вас радужные перспективы развития русского языка?
– Скажем так – оптимистическо-реалистические.

– Сколько нужно знать языков, чтобы стать полиглотом?
– Насколько я знаю, официального определения не существует, а по ряду неофициальных источников количество этих языков – пять.

– Не все знают, что для Дитмара Эльяшевича Розенталя, который тоже знал несколько языков, и его можно назвать полиглотом, русский язык был иностранным. Тем не менее, он остается классиком русской филологии. Какое у вас к этому отношение?
– Можно привести еще один пример и вспомнить Владимира Ивановича Даля – для него русский язык тоже был иностранным, он освоил его во взрослом возрасте и, тем не менее, стал классиком и первым создателем Толкового словаря живого великорусского языка. На самом деле необязательно родиться носителем какого-то языка, чтобы знать его на очень хорошем уровне. И с другой стороны, сам факт рождения в какой-то языковой среде еще не дает оснований утверждать, что вы являетесь идеальным носителем или владеете этим языком в совершенстве. И примеры этому мы встречаем сплошь и рядом. Главное – способности и, в первую очередь, мотивация. Это должно быть для чего-то очень нужно. Например, для Даля это была страсть, это был язык повседневного общения, и это был язык его профессии. Помните, что по первой профессии он был врач, и для него это было не просто капризом и не просто хобби – это было средством выживания и существования в иноязычной сначала для него среде.

– Наверное, любая переводная книга читается на родном языке по-другому. Тем не менее, в профессиональной среде до сих пор идут споры – какой перевод лучше. Например, тот же «Гамлет».
– Считается, что идеальный переводчик – это писатель или поэт. И мы знаем примеры достаточно многочисленные, когда человек, владеющий своим родным языком на литературном уровне, находит необходимые изобразительные средства в родном языке, чтобы передать мысли, эмоции носителю другого языка, облаченные в форму художественного текста.
Хочу отметить, что переводы постоянно возобновляются, то есть перевод может устареть точно так же, как может устареть язык оригинала. Простой пример – один знакомый, художественный переводчик с русского на немецкий, недавно сделал третий по счету перевод «Мастера и Маргариты» Булгакова. Не в силу того, что предыдущие были плохими или неточными переводами, а в силу того, что немецкий зык, на который Булгаков переводился тридцать или пятьдесят лет назад, уже устарел и хуже воспринимается немецкоязычным читателем. Точно так же, как зарубежные переводчики продолжают переводить на свои языки наших классиков – и Пушкина, и Толстого, и Достоевского, и других авторов.

 – Дмитрий, вы и филолог, и лингвист, и переводчик, и синхронист. Если провести аналогию – например, кто лечит – врач, кто чинит свет – электрик. А как бы вы определили свою принадлежность в обществе?
– Скорее всего, я лингвист – это понятие включает в себя все, что связано с языками, – и преподавание, и переводческую деятельность, и научную работу в сфере языкознания. А относительно социума, думаю, что я коммуникатор. Продолжая тему русского языка – несмотря на ситуацию в мире, и политическую, и экономическую, многие иностранцы стремятся выучить именно русский язык – и студенты, и бизнесмены, и путешественники. Поэтому возникло естественное желание – создать учебные пособия для иностранцев. В издательстве «Центр Дмитрия Петрова» вышла серия «Русский язык для…». На данный момент уже изданы «Русский язык для англоязычных», русский для французов, немцев, итальянцев, испанцев и сербов. В формате различных книжных ярмарок и выставок проводятся презентации этих пособий, иногда они сопровождаются мастер-классами русского языка для иностранцев. За последние годы мало издано учебных пособий по русскому языку для пользователей, иностранцев, и издательство старается восполнить эту нишу, потому что в последнее время наблюдается однозначный интерес в целом ряде стран и к рус-скому языку, и к России. 

– Вам приходилось на протяжении нескольких лет работать с первыми лицами государства, в частности, с Президентом Российской Федерации Владимиром  Путиным. Какое он произвел на вас впечатление?
– Да, я работал с ним в качестве переводчика на некоторых  встречах с зарубежными партнерами в синхронном режиме, но неформального общения у нас не было. Владимир Владимирович очень хорошо знает немецкий, неплохо английский и на базовом уровне занимается французским языком. Он произвел на меня впечатление достаточно скромного человека, уважительно относящегося к окружающим его людям, потому что я знаю примеры высокопоставленных чиновников, которые позволяют себе пренебрежительное отношение к подчиненным. У Путина я этого не заметил.

– Дмитрий, а правда, что в детстве ваша бабушка читала вам сказки Шарля Перро и братьев Гримм в оригинале? Могли бы вы рассказать о своей семье?
– В нашей семье все каким-то образом причастны к языкам. Бабушка окончила гимназию в 1917 году, еще до Октябрьской революции, и читала мне в детстве на английском, французском, немецком. В доме были книги на разных языках. Родители учились в Московском государственном педагогическом институте иностранных языков имени Мориса Тореза. Отец был переводчиком с итальянского и английского. Мама преподавала английский и немецкий в школе. Семья была для меня средой, которая во многом способствовала выбору профессии, и, соответственно, это продолжается и в моей собственной семье – и жена, и дети владеют несколькими языками, используют это в разной степени в своей профессиональной жизни, поэтому такое лингвистическое окружение, конечно, помогает и стимулирует этот интерес, потому что есть с кем поделиться, поговорить на темы, связанные с языками. Моя жена Анамика – переводчица, знающая русский, французский, английский и хинди. Старший сын Демьян, владеющий английским, испанским и осваивающий другие языки, преподает по моей методике, работает переводчиком, в том числе синхронным. Второй сын Илиан – мой помощник по работе в издательстве. Дочь Арина изучала в школе иностранные языки, но сейчас она студентка медицинского университета.
Часто можно услышать – ну, конечно, ты вырос в семье, где знают языки, и вообще, все окружение говорит на нескольких языках… Не отрицаю, это, конечно, стимулирующее, но совершенно не обязательное условие для того, чтобы человек интересовался и овладевал языками. Для этого требуется личное освоение индивидуальной мотивации. Наверное, то, что я стал профессиональным лингвистом, – это генетическая тяга. Но сама способность изучать языки присуща всем нам. Любой человек, при желании, может научиться играть на музыкальном инструменте хотя бы на базовом уровне. Так же и с языками. 
Мне бы хотелось поделиться такой мыслью с максимально большим количеством людей: знание языков, свободное владение ими – это не удел каких-то небожителей, это, я думаю, веяние времени и доступно каждому. Все, что требуется, – это определенная мотивация и, естественно, комфортная система обучения новым языкам.

Надежда ЯНИНА. Фото автора.
 

Янина Надежда Александровна