Лыткарино. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 22 октября

облачно с прояснениями+2 °C

Онлайн трансляция

Помогать людям – счастье

12 марта 2015 г., 12:30

Просмотры: 91


Герой сегодняшней публикации Зоя Солтановна Салбиева – настоящий профессионал, человек, который постоянно учится, совершенствуется, старается освоить новые направления в медицине, овладеть передовым опытом. Многим лыткаринцам знакома эта улыбчивая интеллигентная женщина, более 50 лет отдавшая служению отечественному здравоохранению.

Герой сегодняшней публикации Зоя Солтановна Салбиева – настоящий профессионал, человек, который постоянно учится, совершенствуется, старается освоить новые направления в медицине, овладеть передовым опытом. Многим лыткаринцам знакома эта улыбчивая интеллигентная женщина, более 50 лет отдавшая служению отечественному здравоохранению.

Зоя родилась 12 марта 1932 года в селе Эльхотово в Северной Осетии в многодетной семье. Отец Солтан Тассоевич Мильдзихов работал заместителем председателя колхоза, был уважаемым человеком на селе. Мама Клавдия Дрисовна занималась хозяйством, растила детей, в семье их было шестеро. Когда началась война, отец сразу пошел на фронт добровольцем. Воевал под Сталинградом, на Курской дуге, был в блокадном Ленинграде, дошел до Берлина. 

«Осенью 1942 года ворвались немцы, и мы под обстрелом бежали в село Заманкул, там стояли наши войска. Ночью мама со старшим братом решили вернуться в село и забрать хоть что-то из продовольствия, детей же кормить чем-то надо. Они ползком, рискуя жизнью, пробрались к дому, но немцы уже все разграбили, так ни с чем они и вернулись в Заманкул. И тут выяснилось, что за это время детей эвакуировали в село Брут, потому что рядом с Заманкулом расположились «Катюши», и гражданское население увезли в более безопасное место.

С сентября по декабрь 1942 года вся семья жила на фронте. «Бои шли круглыми сутками. За четыре месяца мы так привыкли к постоянным обстрелам, что перестали их замечать. Малыши спали под разрывы снарядов, а мы, старшие, помогали маме кормить солдат. Мама наварит картошки или тыквы, а мы бегаем по окопам, разносим миски и котелки бойцам. Снаряды рвутся со всех сторон, порой по несколько осколков в мисках приносили, а нас вот не зацепило ни разу. Страшно было очень, я вообще трусиха, но мы понимали, что это необходимо, солдаты сутками не выходили из окопов, они нас защищали», – вспоминает Зоя Солтановна.

«Когда село освободили, мы сразу вернулись домой. Весь путь, по которому мы возвращались, был просто усеян трупами, приходилось перебираться через тела, потому как обойти было невозможно, дороги горные – с одной стороны обрыв, с другой скала. Плакали от страха, но другого пути домой не было. Вернулись, а от дома только головешки остались. Кое-какие вещи разыскали на пепелище, кое-что соседи спрятали по домам, надо было как-то жить. У нас в Осетии всегда было принято помогать друг другу, так сообща и выжили. В самом конце войны получили на отца похоронку, а в 1947 году он вернулся, правда, сильно раненый. Осколки угодили в подмышки обеих рук, так что работать он пока не мог. Председатель колхоза определил его на дальнюю пасеку сторожем, старшие дети по очереди бегали делать ему перевязку и кормить. Добежим по лесу до овражка и кричим ему, чтобы нас встретил, там в овраге змеи кишмя кишели, страшно очень. Отец их ногами разгонит, и тогда мы перебираемся. Потом отца поставили руководить мельницей. Он добрый был, знал, кому особенно трудно в селе, у него список был, и по этому списку он мешочки собирал. Соскребал с жерновов, с колес муку и в мешочки ссыпал, а мы потом с братом на тележке, в которую теленка впрягали, развозили по этому списку. Также возили дрова – зимой на собаках, летом на теленке. Вскоре от заражения крови умерла мама, а перед смертью наказала моей сестре выучить меня на врача – так решилась моя судьба».

– Где вы познакомились с будущим мужем?

– Тасултан был сыном друга моего отца, и когда ему было около четырех лет, наши отцы решили, что если у папы родится девочка, то нас обязательно поженят. Так что я родилась уже невестой. С 4 класса нас стали дразнить женихом и невестой, а в 8 классе мы уже действительно стали дружить. После окончания школы я уехала учиться во Владикавказ. А Тасултан поступил в Горьковское радиотехническое военное училище. В 1958 году умер отец, я была в трауре, когда Тасултан приехал свататься. Его после училища командировали для прохождения службы в Наро-Фоминск. Я отказалась, в траур не положено, да и младших сестер и братьев бросать не хотелось, но друг отца сказал: «Твой отец очень этого хотел, прими как его последнюю волю». И я согласилась. Дружно мы прожили 47 лет, к сожалению, его уже нет в живых, но наши совместные годы я вспоминаю с любовью и благодарностью.

– Вы более 50 лет работаете врачом. Каким был ваш трудовой путь?

– После окончания мединститута стажировку проходила в МОНИКИ, сейчас это называется ординатура. С мужем приехала в Наро-Фоминск, где 16 лет проработала сельским врачом в Смолинской больнице. Одна обслуживала 25 деревень, была и за хирурга, и за гинеколога, и за педиатра. Бывало, что дочку к велосипеду привяжу, сама беременная, и еду по деревням к лежачим больным. Приходилось и покойников самим хоронить. Работали со мной в больнице четыре замечательные медсестры, фронтовички, вот мы с ними и хоронили усопших, которых некому было похоронить, а таких в тех местах было много.

Больница располагалась в бывшем барском доме, построенном без единого гвоздя, ремонта там, видимо, не было с времен постройки. Электричества нет, воды нет, отопление – дровяная печь. Воду в бочках возили с родника, потом в ведрах кипятили в печи, в общем, об удобствах оставалось только мечтать. Упросила мужа похлопотать насчет электричества.  Когда дали разрешение, солдаты вкопали 18 столбов электропередач, и в больнице появился свет, радости не было предела. Со временем провели паровое отопление, вот водопровод никак не получалось подключить.

Разумеется, не везде было так, просто жители района состояли, в основном, из бывших заключенных или тунеядцев, высланных за 101-й километр, поэтому власти не особенно хотели вкладывать деньги в благоустройство. Приходилось ходить по кабинетам, просить, доказывать, требовать. В первую очередь, было жалко детей – голодные, немытые, раздетые и разутые. Мы старались их подкормить, как могли, устраивали в санатории и пионерские лагеря как детей работников больницы. 

А что было делать? Собирали по деревням для них теплые вещи, порой даже в больницу клали, лишь бы уберечь от горе-родителей.

Наконец, разрешили провести реконструкцию больницы, но, пока готовили документацию, больницу кто-то поджег, случайно или нет – не знаю, и мне разрешили объединить два дома, в которых и вода была проведена, и все остальные удобства. После долгих стараний в больнице появилась своя амбулатория, аптека – больница стала лучшей сельской больницей области. Вот только поработать мне в ней не удалось.

В 1974 году муж перевелся служить в Томилино, и мы переехали. У меня был выбор, где работать – в Москве, рядом со станцией метро «Щелковская», или в Лыткарино. Когда я познакомилась с удивительными врачами Ириной Борисовной Казанцевой и Ириной Вячеславовной Архангельской, поняла, что хочу работать рядом с ними и учиться у них мастерству. Я вообще считаю, что врач должен постоянно совершенствоваться, учить-ся, двигаться вперед. В течение 30 лет я посещала общество терапевтов, 10 раз была на учебе в МОНИКИ, нет ни одного медицинского института в Москве, где бы я не поучилась. 

Много на своем трудовом пути я встречала разных руководителей – и хороших, и не очень. Имена двоих мне хочется помянуть добрым словом – заведующего поликлиникой Исая Ноевича Либефорта и главного врача лыткаринской центральной городской больницы Людмилу Ивановну Ганьшину. Прекрасные руководители, великолепные врачи, честные и отзывчивые люди. Большое внимание в городе уделялось санитарии и профилактике. На предприятиях и в детских учреждениях медосмотры проводились регулярно. Педагоги, воспитатели, работники торговли проходили медосмотр не реже двух раз в год. В каждой поликлинике работали боксы по приему больных с непонятным диагнозом, чтобы, не дай бог, никто из пациентов не заразился. Санэпидстанция в городе работала во всех учреждениях общепита, школах, дошкольных учреждениях. В то время с ветрянкой или желтухой не гуляли по улице, со всеми инфекционными заболеваниями больных сразу же изолировали, и дома у больных проводилась санобработка. Здравоохранение в Лыткарино было одним из самых лучших в Московской области по многим показателям. И перспективы дальнейшего его развития были очень хорошие. Но грянула перестройка, и все стало разваливаться. Переход на страховую медицину должен был открыть для здравоохранения новые перспективы, но получилось все с точностью до наоборот.

– В чем причина, как вы думаете?

– В неправильно поставленной цели. Врач должен получать зарплату за вылеченного больного, за профилактику заболевания, за грамотно и своевременно поставленный диагноз, а не за количество принятых пациентов. В погоне за количеством неизменно теряется качество. Врач должен выслушать больного, разобраться с его проблемой, найти причину его болезни, а она порой не так уж очевидна. Он должен не назначать всем одинаковые лекарства, а подбирать индивидуально и прослеживать их действие в динамике, а не забывать о больном сразу, как только за ним закроется дверь. Но для этого нужно время. А у врача на прием 5-10 минут – да он даже имени пациента спросить не успевает. 

Зоя Солтановна и по сей день в строю.  В Центре восстановительной медицины и реабилитации она работает консультантом, а в центре здоровья и красоты «Багира» принимает как гирудотерапевт. Отличник здравоохранения, ветеран труда, женщина, всю жизнь посвятившая укреплению здоровья людей. Воспитала двоих детей, дочь Жанна окончила Государственную консерваторию имени Т. Саттарова в Душанбе по классу вокала, преподает в художественной школе в Жулебино и в лыткаринской гимназии № 7. Сын пошел по стопам отца, окончил военное училище, служил в ракетных войсках, в звании подполковника ушел в отставку. Внучка Зои Солтановны Алина окончила детскую музыкальную школу,  учится в 10 классе гимназии № 7. Собирается поступать в Ленинградское музыкальное училище. 

– Зоя Солтановна, что в жизни вам приносит настоящую радость?

– Возможность кому-то помочь. Причем помощь может быть самая разная, не только профессиональная или материальная – любая. Если я смогла хоть чем-то помочь человеку, я счастлива. Так меня учили папа и мама, так жили все мои родные, и я за это им благодарна.

Послужной список

С 1958 по 1974 год – главный врач Смолинской сельской больницы Наро-Фоминского района Московской области.

С 1974 по 1978 год – цеховой врач промышленной поликлиники города Лыткарино.

С 1978 по 1984 год – исполняющий обязанности заведующей терапевтическим отделением промышленной поликлиники.

С 1984 по 1994 год – заведующая промышленной поликлиникой города Лыткарино.

С 1994 по 1999 год – заместитель главного врача по медицинской части городских поликлиник.

С января 2001 по 2012 год – главврач и физиотерапевт санатория-профилактория «Оптик».