Лыткарино. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 22 октября

облачно с прояснениями+3 °C

Онлайн трансляция

С любовью и уважением

13 июля 2015 г., 12:20

Просмотры: 132


Генри Адамс, американский писатель и историк, писал: «Учитель прикасается к вечности: никто не может сказать, где кончается его влияние». Я поняла это на примере замечательного педагога, нашей классной руководительницы Софьи Гусмановны Акимовой. 

Генри Адамс, американский писатель и историк, писал: «Учитель прикасается к вечности: никто не может сказать, где кончается его влияние». Я поняла это на примере замечательного педагога, нашей классной руководительницы Софьи Гусмановны Акимовой. 

Мне захотелось от всего нашего класса, выпуска 1974 года, поздравить ее с Днем рождения. Пожелать ей доброго здравия на долгие годы, сказать, что мы ее любим и помним, сказать спасибо любимым учителям. Их нелегкий и упорный труд не пропал даром, знания, полученные в школе, научили нас главному – умению думать и любознательности. Педагоги давали не только знания – они воспитывали. Потому что воспитание – это не только и не столько слова, сколько образ жизни и совершаемые поступки. Потому что дети понимают все, что происходит в школе, и обмануть их очень сложно. И самое главное – они просто любили нас, своих учеников, и мы отвечали им любовью и уважением.

Первое знакомство

Василий Ключевский писал: «Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь». 

Для директора школы № 39, сейчас это школа № 3, Зинаиды Николаевны Климовой школа была любимым детищем: и работой, и семьей, и главным делом всей жизни. Она собрала очень сильный педагогический состав, в котором было много молодых учителей, только-только окончивших институт. 

Наш класс «Д», который «болтался» без классного руководителя и уже начал привыкать к вольнице, однажды увидел на пороге класса невысокую черноволосую учительницу, которую Зинаида Николаевна представила нашим классным руководителем и учителем математики. За директором закрылась дверь, а учительница мелом на доске написала свое имя и отчество: «Софья Гусмановна» и очень решительно добавила: «Прошу не путать». И мы поняли – вольнице  конец. Так мы получили своего персонального ангела-хранителя и умного наставника до окончания школы.

Проверку прошла на отлично

Лет через 10 после окончания школы Софья Гусмановна вспоминала, как мы проверяли ее «на слабо». Наши хулиганистые мальчишки любили притаскивать в школу ужей и птиц в надежде сорвать урок. И однажды на урок математики притащили ужа и запустили его в парту. Уж вылез из отверстия для чернильницы и пополз на учительский стол. Софья Гусмановна вспоминала: «Я боялась всяких ползающих тварей,  видеть их не могла, но понимала – если сейчас не поставлю вас на место, сладить с вами будет сложно. И, зажав в руке тряпку, не глядя, взяла ужа и выкинула его в окно. Не меняя интонации, продолжала урок, словно ничего не случилось». Класс затих… и подчинился. Крещение состоялось. 

Уже после окончания школы я узнала, что Софья Гусмановна побывала (и не раз) в семье каждого ученика, а нас в классе было 30 человек. Она знала родителей, домашний уклад и учитывала реакцию семьи. Уровень восприятия у детей  был разным – и требования к нам предъявлялись индивидуально. 

В классе был мальчик,  который просто не мог усваивать уроки (последствия алкоголизма отца). Он наизусть зубрил каждый урок, и Софья Гусмановна всегда ставила ему тройку – каждая двойка оборачивалась для него беспощадной поркой в семье. Но в рамках индивидуальных возможностей с каждого из нас спрашивала по максимуму – «халявы» не было.

Интересно, что запреты, усвоенные в школе, живучи. После окончания школы прошло лет 20, я в салоне автобуса, ожидаю отправления и смотрю в окно. На остановке вижу своего однокашника – Мишу Коркина. Он курил и явно кого-то поджидал. Вдруг он расплылся в улыбке, голова склонилась в поклоне, а рука старательно стала прятать сигарету. На лице у Мишки проявился плакат «Не курить!!!». Я начала хохотать, когда увидела Софью Гусмановну, подходившую к автобусу. У Мишки сработал приобретенный рефлекс – Софья Гусмановна без устали гоняла мальчишек за курение в школе.

Наша «Радуга»

Если бы меня попросили одним словом охарактеризовать Софью Гусмановну, я бы назвала одно слово – «радуга». С ней всегда было ярко и интересно. Кто был инициатором походов? Софья Гусмановна. Кто знакомил с живописью? Софья Гусмановна. Она впервые вывезла нас в музей, мы около четырех часов стояли в очереди, чтобы увидеть картину Леонардо да Винчи «Дама с горностаем». Кто знакомил нас с театром? Софья Гусмановна. Первый вечер в театре, комедия «Сослуживцы», и смех, и ощущение праздника, и подаренная детям радость. Кто помогал нам готовить КВНы и школьные вечера?  Софья Гусмановна. Она не только учила нас математике, она раздвигала нам мир, показывая, как он интересен и многогранен. Она воспитывала не школяров, а людей, умеющих думать, находить и использовать знания, учила нас справедливости и добру.

Человек всегда учится толь- ко у тех, кого любит. «Наша Софьюшка» – так называли ее выпускники разных поколений. И каждый выпуск считал ее своим учителем, а это случается только с любимыми учителями. 

А я помню, как стояла у доски, доказывая теорему, не выучив урока. Один взгляд на нее, и я поняла – «хочешь тушкой, хочешь чучелом», но доказать теорему надо. Я ее доказала, но не по учебнику,  каким-то другим способом. Софья Гусмановна улыбнулась и сказала: «Ставлю две отметки:  «5» – за доказанную теорему, «2» – за невыученный урок». Это было справедливо, а я усвоила на всю жизнь, что всегда надо думать, что голова нужна не только для шляпы.

Без репетиторов 

Мы всегда требуем  от врачей и учителей чуда, а если чудо свершается, никто не удивляется. 

Выпускники Софьи Гусмановны без репетиторов поступали  в престижные вузы. В постсоветские времена она вела бесплатные занятия для математически одаренных детей. Только из нашего выпуска, под влиянием ее обаяния, две ученицы стали педагогами. 

Но чудо заключается в том, что она всегда воспитывала личность. Она не преподносила нам истину в последней инстанции, она учила ее искать. Поэтому совсем не удивительно, что и после окончания школы ученики продолжали приходить к ней в дом: за умным словом, за теплом и просто соскучившись. И здесь нам надо низко поклониться и сказать спасибо, в первую очередь, мужу Софьи Гусмановны – Владимиру Николаевичу Акимову. Потому что без его помощи любимой жене, без его заботы, терпения и терпимости не было бы у нас такого замечательного учителя.

Ненужных знаний не бывает

Хотите – верьте, хотите – нет, но знания, полученные в школе, у меня были востребованы всегда. Английский язык нам преподавала незабвенная Нина Алексеевна Гук. Она стажировалась в Лондоне и обучала под девизом: «Вошел в класс – забыл русский». Она ставила нам произношение, и все наши словари были только на английском. Слова запоминали только по контексту английского предложения, переводы делались с листа учебника или газеты, и никаких письменных подсказок на русском.  Не удивительно, что знания, преподаваемые в институте, повторяли школьные. 

Литературу и русский язык нам преподавала Клавдия Васильевна Жаркова. Она, с одной стороны, строила нас по стойке смирно, а с другой – будила в нас творчество, учила чувствовать слово, уметь им пользоваться, учила читать критику. Любовь к литературе, сочинения, первые опыты творчества, конспектирования и компиляции текстов проходили под ее чутким руководством. Прекрасно зная своих учеников, одних она приучала к книге, других – к критической литературе, третьих – учила говорить. Однажды меня спросили: «Вы заканчивали литературную спецшколу?» «Нет, обычную. Просто нас гоняли «как сидоровых коз». С одной стороны – подавали знания интересно и творчески, с другой – не давали лентяйничать. Сколько раз добрым словом я вспоминала Клавдию Васильевну. Нет занятий, в которых человек не пользуется родным языком, а мне в профессии всегда были нужны и математика, и литература.

Отто фон Бисмарк писал: «Отношение государства к учителю – это государственная политика, которая свидетельствует либо о силе государства, либо о его слабости». И чем менее образованно и воспитанно будет наше общество, тем более дикой и неуправляемой будет жизнь в России. Потому что основы культуры и способность к обучению и труду закладываются в школе. И школа не может не воспитывать – даже если никто и слова о воспитании не скажет, дети будут впитывать в себя поведение и поступки  учителей и соучеников. Поэтому можно перефразировать Отто фон Бисмарка –  государство создают «...школьные учителя и приходские священники».

Именно поэтому, с низким поклоном, с глубокой благодарностью и сердечной привязанностью мы говорим спасибо нашим любимым учителям за их созидательный и нелегкий труд. 

Ольга СЕРЖАНТОВА

фото из архива автора и с сайта гимназии №4