Лыткарино. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 23 апреля

ясно+8 °C

Онлайн трансляция

Жизнь людей и в тылу строилась по законам военного времени

12 авг. 2014 г., 16:56

Просмотры: 410


Все дальше уносит нас время от грозных военных лет, но воспоминания о них не сотрут годы – слишком много страданий, трудностей и лишений выпало на долю почти каждой семьи, о чем и рассказала нашему корреспонденту ветеран войны и труда, отличник народного просвещения Лидия Дмитриевна Втюрина. 

Все дальше уносит нас время от грозных военных лет, но воспоминания о них не сотрут годы – слишком много страданий, трудностей и лишений выпало на долю почти каждой семьи, о чем и рассказала нашему корреспонденту ветеран войны и труда, отличник народного просвещения Лидия Дмитриевна Втюрина. 

В стране еще не закончилась гражданская война, многие семьи лишились отцов, мужей, сыновей. Тем не менее, надо было восстанавливать хозяйство и растить детей. В это время в семье Дмитрия Агафоновича Сырчина в деревне Андрияхи Вятской губернии в 1919 году появился шестой ребенок – Лида, а через год и седьмой – Коля. И стало в семье три сына и четыре дочери. Большая семья жила своей деревенской жизнью – имели лошадь, поросят, две коровы, девять овец, кур. Вокруг были хвойные леса, земля песчаная, неплодородная, часто не хватало хлеба до нового урожая. Тогда дети с мамой шли в лес за черникой, затем папа ехал в город за сорок километров, чтобы продать ягоды и купить муки или зерна.

До 1925 года дом у семьи Сырчиных был старый и маленький. Перед уходом в армию старшего сына Иллариона глава семьи стал строить новый деревянный дом, рассчитанный на большую семью. Когда Илларион вернулся из армии в 1928 году, его пригласили работать секретарем в сельский совет. Там он узнал о том, что их семью планируется раскулачить. Отец не мог поверить, что советская власть может отнять у законопослушного крестьянина все…

В 1930 году отец выплатил все налоги, сдал корову, почти весь хлеб, осталось только дожить до нового урожая. Но на этом не остановились, надо было довести семью до полного разорения, и тогда забрали весь оставшийся скот и выгнали семью из дома.

Первое время они  нашли приют у папиного брата, затем пришлось жить у чужих людей. Потом раскулаченным разрешили жить в своем же доме, но за 10 рублей в месяц. Отец семейства ушел с ручной швейной машинкой за плечами в соседний район, чтобы шитьем заработать на хлеб для младших детей. 

Лидию по окончании четвертого класса, несмотря на пятерки по всем предметам, не приняли в пятый класс, потому что она «дочь кулака». Почти четыре года она не имела права учиться в советской школе, лишь в 16 лет ее взяли в пятый класс. Пионеркой она быть уже не могла, а в комсомол была принята в шестом классе.

Тревожный 1941 год

По окончании с отличием средней школы в 1941 году Лида поступила в двухгодичный Кировский учительский институт на литературный факультет. Помочь было некому, приходилось жить на стипендию. Была активной комсомолкой, хорошо училась, занималась общественной работой, редактировала факультетскую газету «Литфаковец». 

Любимый преподаватель современного русского языка Анна Алексеевна Скворцова несколько раз предлагала Лиде вступить в партию, но она отказывалась. Как она могла написать в анкете, что она из раскулаченной семьи? Ведь могли и из института 

отчислить.

Тревожный, тяжелый был 1941-1942 учебный год. Следили за сводками Совинформбюро, в библиотеке до дыр зачитывали газеты. Во время учебы нужно было пройти четырехмесячные курсы по подготовке медсестер запаса. Студенты учились прилежно, проходили практику в больнице, помогали в операционных, делали пациентам уколы и перевязки. А в следующем учебном году на курсах снайперов учились стрелять из винтовки с оптическим прицелом. В семейном архиве бережно хранится удостоверение о том, что студентка Кировского государственного пединститута имени Ленина прошла военную подготовку по специальности «снайпер», выполнила все практические работы и сдала испытания с оценкой «отлично». 

В июне 1943 года Лида окончила институт и получила направление в Горьковскую область в Тоншаевский район, где в девятилетней школе на железнодорожной станции Тоншаево началась ее педагогическая практика классным руководителем в пятом классе. Через два месяца ее назначают завучем, а через год школу сократили до неполной средней и назначили Лиду директором. В то время в округе эта школа была единственной, можно представить, какая ответственность легла на ее плечи в суровое военное время.

Хозяйка детского дома

В конце 1944 года Лиду вызвали в Тоншаевское роно и вручили приказ о переводе на должность директора в Ошминский детский дом, в который летом 1942 года из блокадного Ленинграда были эвакуированы дети. Были и слезы, и неуверенность в себе, но старшие товарищи обещали помочь, ведь опытных педагогов трудно было найти, а у Лиды был уже и опыт в профессии, и в организационной работе, поэтому и доверили ей такое важное и непростое дело.

Лида сдала дела, слезно попрощалась с коллегами и учениками и на лошади, присланной из детского дома, с одним чемоданом, приехала на новое место работы. Детский дом расположился в большом помещении бывшей школы, где не было света, стены и потолки в саже, но самое тяжкое впечатление сложилось у Лиды от полуобнаженных детей, которые грелись у печки. Как потом оказалось, за кусок ржаного хлеба они могли отдать последнюю рубашку…

Утром собралась комиссия, чтобы все обследовать и составить протокол приемки детского дома. Сто двенадцать воспитанников, которые познали все ужасы блокады, нужно было накормить, одеть, а главное – согреть их сердца и души. К счастью, было небольшое хозяйство – лошадь да три коровы, благодаря этому удалось всем выжить, ведь в день выделялось всего 400 граммов хлеба на одного воспитанника.

Несмотря на то, что приходилось работать сверхурочно, по пятнадцать-шестнадцать часов, когда не было ни телефона, ни электричества, Лида с детьми постарше и обслуживающим персоналом организовала субботник – вымыли закопченные окна, стены и потолки, починили печки-голландки, приобрели и повесили во всех помещениях керосиновые лампы с абажурами в форме пузатой бутылки.

Вот так на хрупкие плечи двадцатипятилетней девушки легла огромная ответственность за судьбу детей-блокадников. Лидия проработала в детском доме почти четыре года, разделив со своей страной суровые военные годы, внеся свой вклад в Великую Победу и в восстановление народного хозяйства в послевоенное время. Отвечать приходилось за все – за учебу ребят, их здоровье, за питание и обмундирование, за обеспечение нормального функционирования всех служб хозяйства детского дома. Работать приходилось на пределе человеческих возможностей, но на первом месте у молодого директора всегда была материнская забота о своих воспитанниках, души которых были изранены войной, голодной нуждой, потерей родителей, своих близких и родного дома. 

Радовались малейшим успехам, в детском доме стало больше порядка, обучение и дисциплина были под постоянным контролем воспитателей. Через полтора года на областном совещании Ошминский детский дом был отмечен как один из лучших в области, а в мае 1946 года Лида была награждена медалью «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

Связь времен и поколений

В 1947 году Лида  встретила свою судьбу – вернувшегося с фронта Геннадия Ивановича Втюрина, с которым прожила в счастливом браке почти сорок лет. В конце сороковых годов семья обустроилась в Лыткарино, где Лидия Дмитриевна преподавала русский язык и литературу в средней школе, расположенной на Песках. Потом она работала в школах № 2 и № 3, а после ухода на заслуженный отдых принимала активное участие в работе городского Совета ветеранов и возглавляла культурно-массовую комиссию.

За свою профессиональную деятельность Лидия Дмитриевна награждена значком «Отличник народного просвещения», медалью «За научный вклад в образование России», медалью «Ветеран труда», почетным знаком «Почетный ветеран Подмосковья». 

В семье хранятся и юбилейные медали – 30, 40, 50, 60, 65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, «80 лет Вооруженных сил СССР», за активное участие в ветеранском движении она была награждена «Почетным знаком РКВВ».

Каждый год к Лидии Дмитриевне приходят ее любимые ученики, чтобы поздравить с днем рождения. Им есть что вспомнить. Помимо того, что учитель открывал перед ними удивительный и бесконечно интересный мир литературы и родного языка, Лидия Дмитриевна проводила в классах и активную внешкольную работу. Какие интересные были соревнования клуба веселых и находчивых! Ребята ездили в Москву и Ленинград в театры и музеи, ходили в походы по окрестностям Подмосковья и по местам боевой славы, изучая историю своего Отечества. 

…Прожита долгая, интересная жизнь – в этом году Лидии Дмитриевне

исполнится 95 лет. Она окружена любовью и заботой своих родных и близких, своих учеников. Но до сих пор незаживающая на сердце рана – пропавший без вести старший брат Илларион Дмитриевич Сырчин, артиллерист, рядовой, который, находясь на фронте Великой Отечественной войны, не вернулся домой и, как было написано в справках районного военного комиссариата Кировской области, пропал без вести в ноябре 1941 года. Родственники обращались в Центральный архив Министерства 

обороны Российской Федерации, но и там подтвердили информацию райвоенкомата. Скоро будет отмечаться семьдесят лет со дня Победы в Великой Отечественной войне, но сколько еще семей ждут вестей о своих родных, не вернувшихся с полей сражений… 

Надежда ЯНИНА