Лыткарино. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 23 января

пасмурно-11 °C

Онлайн трансляция

Война глазами ребенка

28 июля 2014 г., 11:06

Просмотры: 296


«Если бы не бабушка, мы бы все погибли»

«Если бы не бабушка, мы бы все погибли»

Война во много раз страшнее, если видеть ее детскими глазами. За долгие четыре года, которые она продолжалась, дети сполна испытали все ее ужасы. Все меньше становится ветеранов Великой Отечественной войны – участников сражений, поэтому детские воспоминания с каждым годом становятся все ценнее. Жительница нашего города Галина Алексеевна Агапова рассказала о том, что она видела во время войны и как ей, тогда еще ребенку, удалось выжить в это страшное для всей страны время.

Галина Алексеевна Агапова (в девичестве Ефремова) – активный, жизнерадостный человек, она посещает заседания Совета ветеранов, работает консьержем в своем доме. После чая с блинами и вареньем Галина Алексеевна рассказала мне обо всем, что помнит о войне сама, и что рассказывала ей бабушка.
Маленькой Гале было чуть больше трех лет, когда началась война. Детские воспоминания о тех июньских днях 1941 года – шум, испуг, суматоха… Поначалу войны особо не боялись. Бабушка Гали, Александра, говорила: «Наполеон шел – до Смоленска не дошел, а армия Гитлера до нашей деревушки и подавно не дойдет». 
На тот момент для маленькой Галины бабушка была самым близким человеком. В 1941 году мужчин забрали на фронт, остались только маленькая Галина, ее брат Толя, бабушка Александра и мама. Жители деревни свято верили в то, что немцы не пойдут в маленькую деревню, а направятся в большие города, расположенные поблизости. Поэтому из Смоленска и ближайших населенных пунктов в Каменку шли люди в надежде, что немцы обойдут деревню стороной. Партизаны старались эвакуировать жителей Каменки. В первую очередь, в тыл переправляли скот и многодетные семьи. Так как в семье Ефремовых было только двое детей, они остались в деревне. 
Немцы ворвались неожиданно, начали отбирать продукты, угонять скот. Двоюродная сестра матери Евдокия жила с шестилетним сыном Алексеем. Она ни за что не хотела отдавать скот. «Не отдам! – кричала отчаявшаяся женщина. – У меня маленький сын, мне его кормить будет нечем!» Евдокия долго и отчаянно сопротивлялась; наконец, когда поняла, что бороться бессмысленно, выпустила теленка и плюнула немцу в лицо со словами: «Забирайте! Подавитесь!» Фашист с яростью ударил тетю Дуню по голове карабином. Три дня она пролежала без сознания, а потом умерла. 
Бабушка Галины тоже пыталась уговорить немцев оставить детям что-нибудь из продуктов, но фашист схватил ее за грудки и хотел пристрелить. Понимая, что терять больше нечего, бабушка закричала: «Стреляй! Чтобы вашего Гитлера и нашего Сталина расстреляли так же, как вы меня сейчас!» Немец рассмеялся и отступил. 
Дело в том, что бабушкиного брата раскулачили, она не могла простить этого Сталину. В семье Ефремовых не верили властям, но верили в наших солдат и партизан, верили, что они придут и освободят всех от фашистов. 
А тем временем жестокость немцев возрастала: жителей соседней деревни передавили танками. Жителей Каменки несколько раз хотели сжечь, но, к счастью, все обошлось. 
Однако не все фашисты были такими беспощадными. Однажды над маленькой Галиной решили пошутить ребята постарше. Они сказали ей, чтобы она взяла клубок с дерева и отнесла его своей бабушке. А это было осиное гнездо. Пока девочка убегала от роя ос, сильно поранила ногу, матери пришлось отнести дочь местному врачу-немцу и попросить его о помощи. Тот обработал рану девочки и дал матери мазь, объяснив, как ей пользоваться. Возможно, этим он спас ей жизнь. 
В деревне у немцев стояли большие накрытые повозки с одеколоном, зубным порошком и наганами. Однажды брат Алешка с друзьями залезли в них и кое-что стащили. Обнаружив пропажу, немцы стали допрашивать мать Галины, но она ничего не знала. Вся деревня дрожала от страха. Мальчишки вынуждены были сознаться и вернуть вещи, все думали, что их расстреляют, но, к счастью, фашисты ограничились только жестокой поркой. 
Жители деревни работали на немцев. Женщины старались одеваться неброско, чтобы не привлекать внимания врага, потому что очень боялись фашистов. 
У семьи Галины был новый дом, в самой большой и светлой комнате жили немцы. Они все время заставляли маленькую Галю петь «Катюшу». Для матери девочки это было невыносимо, она очень боялась за своих детей.
– Галя, не надо, не пой, – говорила мама. 
– Нет, внучка, пой! Громче пой! – перебивала свою дочь бабушка.Маленькая девочка слушала ее и пела эту песню во весь голос. До сих пор у Галины Алексеевны наворачиваются слезы при звуках этой песни. 
Жилось очень тяжело, но бежать было некуда – поля были заминированы. Стало немного легче, когда в деревне сменился староста. Он, видимо, общался с партизанами и говорил: «Подождите немного, скоро будут наши, скоро будет легче. За нами придут, не переживайте». Он всегда заранее предупреждал о приходе карателей. Они были очень жестокими – могли расстрелять ни за что. 
В таком напряжении вся деревня жила до августа 1943 года. Когда партизаны начали приближаться к деревне, немцы угнали жителей в Белоруссию. В пути ночевать приходилось даже на земле. На новом месте все жили в одном большом доме, похожем на барак. Так прожили заложники до сентября, пока однажды не начался сильный пожар. В этот момент немцы и все узники барака пустились врассыпную. Бабушка Александра нашла какой-то погреб на улице, где были картошка и пшеница. Несколько дней, напуганные, они жили в погребе. Без конца раздавались взрывы, картошку бросали из погреба на улицу, в пепелища, чтобы она испеклась. Подошедшие партизаны сообщили, что оставаться здесь опасно, потому что не ясно, как долго будут продолжаться бои. 
Они посоветовали идти вдоль проводов, которые были расположены недалеко от погреба, к партизанской базе. Шли недолго, но путь их был опасен и непредсказуем – без конца взрывались снаряды, летали самолеты, иногда даже не было видно неба. Вместе с семьей Ефремовых шла еще одна семья – мать и двое детей. Девочку из этой семьи убило снарядом в голову. Матери Галины Алексеевны осколок попал в ногу. В течение всего пути им не раз попадались мертвые партизаны. На базе усталых путников накормили супом, в том момент им казалось, что это был самый вкусный суп на свете.
На эту базу на машинах доставляли оружие для наших солдат. Когда с Белоруссии возвращались пустые машины, бывших пленников и поправившихся больных развозили по домам. Таким образом, семья Ефремовых сначала доехала до Монастырщины, затем до Смоленщины, а ближе к октябрю 1943 года они вернулись в родную деревню. Но жизнь на прежнем месте надо было практически начинать заново – фашисты не оставили после себя ничего, что напоминало бы о довоенной жизни. Дом, где жила Галина Алексеевна, был сожжен, никакой живности не было, поэтому все пришлось восстанавливать. В деревне начали появляться первые куры, которые распространялись среди соседей, поэтому яйца первое время нельзя было есть. Позже двум семьям, в том числе семье Галины Алексеевны, выдали телочку. Ее молоко бабушка Александра раздавала другим семьям, в которых были маленькие дети. Затем в деревне появился налог на кур, на яйца – какое-то количество продовольствия приходилось отдавать. Жизнь хоть и сложно, но постепенно возвращалась в привычный ритм.
Еще одно счастливое событие произошло зимой 1946 года – на третий день Рождества семья Ефремовых издалека увидела, что по улице идет красивый мужчина в военной форме. Когда он подошел ближе, дети узнали отца… От него иногда приходили письма, но никто не знал наверняка, жив он или нет, но, конечно, все его очень ждали. Он ушел на фронт в 1939 году, прошел Белоруссию и Калининград, потом был отправлен на войну с японцами. Был трижды ранен, но остался жив.
После войны отец Галины Алексеевны работал механиком, управлял комбайном и трактором. Он был образцом для подражания – не сходил с местной доски почета. 
Но далеко не для всех мужчин из этой семьи возвращение домой оказалось таким легким. Отец Галины Алексеевны – Алексей Алексеевич Ефремов – был самым старшим из трех сыновей. Его брат Александр Алексеевич работал в Центральном доме Советской армии. Во время войны он попал в одну из самых горячих точек – на Вязьму. Он был ранен, но остался жив. Так как Вязьма недалеко от Смоленщины, он пробрался ближе к дому, скрывался, потом его снова ранили в голову, пострадала нервная система и психика, он доживал свой век в Мытищинской больнице для нервнобольных. Отец Галины Алексеевны часто ездил навещать брата, звал его жить в семью, на что тот отвечал: «Я отрезанный ломоть хлеба. Я не смогу жить по-другому, в семье. Буду доживать свой век здесь». 
Другого брата отца звали Егором. Во время Великой Отечественной войны он работал в штабе под Сталинградом, потом на острове Эзель в Эстонии, в городе Николаев, а затем на острове Новая Земля, где он служил около пяти лет до своего увольнения. Оттуда он даже не мог приехать домой – была очень сложная и напряженная работа на секретном объекте. 
Брат матери Галины Алексеевны Владимир Кузьмин ушел воевать еще шестнадцатилетним мальчишкой. На войне он был сапером – разминировал снаряды. Во время одной из таких операций ему оторвало обе руки: правую руку полностью, а левую – по кисть. Больного отправили в госпиталь на Большую землю, и там врачи сделали все, что могли. Несмотря на то, что в свои шестнадцать лет парень остался калекой, он не пал духом – после войны молодой человек поступил в МГУ на юридический факультет и успешно его закончил, после чего преподавал на кафедре. 
Единственный, кто остался без вести пропавшим после войны, – это дедушка Галины Алексеевны. Остальные вернулись, правда, далеко не все смогли найти в себе силы продолжать прежнюю жизнь. Война оставила огромный след в душах. Мать Галины Алексеевны не могла вспоминать о войне, всегда уходила из комнаты, когда показывали военные фильмы. Отцу иногда давали о себе знать ранения, все члены семьи очень рано поседели, даже младший брат Галины Алексеевны. 
После этих страшных четырех лет всей стране было очень тяжело восстанавливаться, нелегко было начинать жить на пепелище. Искалеченное детство и страшные воспоминания оставили глубокий след в душах людей.
О семье Галины Алексеевны упоминала комсомолка-партизанка Татьяна Логунова в своей книге «В лесах Смоленщины». Можно с уверенностью сказать, что семья Ефремовых, как и многие семьи военного времени, – образец мужества, стойкости, несгибаемой воли и любви к Родине.

Анастасия РУДЕНКО.
Фото из архива Галины Алексеевны АГАПОВОЙ